Пожелания и предложения
Хоккейный Клуб «Атлант» (Московская область)
Авторизация через соцсети

Из истории Подмосковного хоккея

Из истории Подмосковного хоккея

Юрий Морозов: о судьбах тренеров 23 Ноября 2007 г. AllHockey.Ru

Юрий Морозов

«Да, был Юрка Морозов, или „Мороз“, как звали его в команде: на таких игроках многое в команде держится, их авторитет — опора тренера. У Морозова, что я особенно в нем ценил, очень развито чувство порядочности. Он не способен на грязный наговор и наушничество...» Н.С.Эпштейн, Н.Н.Вуколов «Хоккейные истории и откровения Семёныча»

Морозов Юрий Иванович. Родился 31.03.1938, заслуженный мастер спорта, нападающий. В 1956-1957 — в «Химике» (Москва), в 1957-1971 × 1972-1973 — в «Химике» (Воскресенск). Третий призер чемпионатов СССР 1965 × 1970. В чемпионатах СССР — 450 матчей, 170 голов.В сентябре 1970 г. Морозов стал первым отечественным хоккеистом, кто поехал делиться своим опытом за рубеж - в Австрию. В Вене он жил и работал на протяжении двух лет. В 1975-1979 — старший тренер «Химика» (Воскресенск), в 1983-1985 — старший тренер «Торпедо» (Горький). Заслуженный тренер России. В качестве главного тренера неоднократно приводил сборную СССР к золотым медалям на чемпионатах мира среди юниоров. В 1980 году молодежная сборная СССР под его руководством стала чемпионом мира. В его сборных начинали свой путь к международным победам целая плеяда знаменитых хоккеистов. Сейчас — председатель Совета ветеранов хоккея Московской области.

— Юрий Иванович, давайте начнем разговор о тренерах, с вашей судьбы. Читая книгу Эпштейна, мне показалось, что Николай Семенович обиделся на то, что вы его сменили на посту главного тренера воскресенского «Химика».

— Да, действительно, обиделся. Хотя я был честен с ним, дважды предупреждал, что меня вызывало руководство и уговаривало принять команду. Я отвечал, что не готов. Но, все-таки, мне пришлось сменить Эпштейна у руля команды. А Николая Семеновича я до сих пор считаю отцом родным.

— Анатолий Тарасов говорил, что перед матчами с ЦСКА в Воскресенске специально подтапливали лед... Признайтесь, было такое?

— Нет. Несмотря на то, что Тарасов настраивал на нас своих игроков, а мы все равно нередко у них выигрывали, у нас с армейцами были хорошие отношения. Про лед это была шутка, подначивали они нас так. Посмеялись. Потом она превратилась в байку. Пусть байкой и остается.

— «Химик» вашей молодости и сегодняшний мытищинский «Химик» имеет общие черты?

— Только в форме. В остальном же нет. Сейчас и хоккей другой, более силовой, динамичный, на грани фола. Наш «Химик» был более техничным. Например, по-канадски шайбу в зону соперника не вбрасывали, входили за счет техники.

— А игроки? Мне кажется, что Пронин на Бориса Веригина очень похож...

— Нет. Никто не похож. Пронин только немного Веригина напоминает своей боевитостью. Но Борис был вообще боец! В запале даже мог в горло судье вцепиться! Такой случай был с судьей Резниковым.

— Эпштейн с «Химиком» только два раза бронзовые медали завоевывал. Но его никто не трогал многие годы. А сейчас, стоит тренерам две-три игры проиграть, и их отправляют в отставку.

— Это так. Сегодняшние руководители клубов ждать не хотят, сразу требуют результата. Такова судьба тренера. Раньше она тоже зависела от результата, но сейчас все происходит намного быстрее. Тренеры новой формации это понимают. Но ведь и от молодых тренеров многое зависит — они должны расти, держать удар. Пока заметно, что они торопятся встать у руля команды, хотя умения еще нет.

— Ну, вот возьмем Брагина. С самого начала было ясно, что «Спартак» звезд с неба хватать не будет. Так чего требовать? Дайте человеку спокойно работать...

— Это так. Когда все время говорят об отставке, это нервирует, спокойной работы нет. Но в сложных ситуациях и проявляется умение тренеров.

— Или, возьмем Попихина. Вроде, учитывая состав и первый год работы, он показывает хороший результат. А тоже, то и дело, ходят слухи об отставке.

— Попихин у меня играл в молодежной сборной, чемпионом мира стал. У меня с ним хорошие отношения, часто обсуждаем игры. Ему тоже в тренерском деле многому поучиться надо. Ведь мало знать хоккейную науку, надо, например, уметь вовремя игрокам такое слово сказать, чтоб они взорвались, заиграли. И посмотрите, Попихин стал чаще использовать тайм-ауты. Кое-где надо гибкость проявить. Многое от манеры вести игру зависит. Вспомните, в начале сезона Попихин всегда сзади игроков стоял. Я ему говорю: «Что ты, как истукан, всегда сзади? Выйди вперед, подбодри игроков, будь вместе с ними в игре!» Теперь Попихин всегда впереди. Скамейка сразу ожила, появилась мобильность.

— Вам не кажется, что быстрые отставки, гонка за результатом, бьет не только по судьбам тренеров, но и по всему нашему хоккею. Эпштейну давали работать и, хоть он кроме бронзовых медалей ничего не завоевал, зато сколько звезд хоккея воспитал!

— О, много! Да, когда от тебя требуют постоянно результата — тут уже не до экспериментов с молодыми. Их меньше выпускают на лед, больше надеются на опытных игроков. В советские времена многие хоккеисты уже в 17 лет были игроками основного состава. Сейчас таких нет. Им боятся выпускать на лед. Но не стал бы так драматизировать, говоря о судьбах тренеров. У всех они складываются по-разному. Некоторые, по кругу ходят из команды в команду. Получил отставку в одной, тут же получил приглашение в другую. А сколько специалистов без работы! (В этот момент в пресс-центр вошел посвежевший, помолодевший Петр Ильич Воробьев) Вот вам пример — опытный, знающий тренер, специалист своего дела, а вынужден ждать приглашений.