Пожелания и предложения
Хоккейный Клуб «Атлант» (Московская область)
Авторизация через соцсети

Новости ХК «Атлант»

«Мне интересно было попробовать себя в сборной»

Сергей Шмелев в интервью интернет-музею «Атланта»

1.04.2015

Сергею 21 год и он уже является кандидатом в сборную страны. Первый вызов в сборную пришелся на осенние месяцы, но тогда до сборов не доехал, - травма. Сейчас же удалось провести  четыре полноценных  дня в обойме национальной команды, почувствовать её ритм.

– Сергей, ещё вчера ты в составе сборной тренировался в расширенном составе  перед играми  Еврочелленджа, где тебе удалось поработать под руководством новых тренеров, в новой компании. Про ощущения не буду спрашивать, наверняка хотелось бы подольше задержаться в сборной. Можешь поделиться, - что вынес для себя интересного?

Ощущения нормальные, только первая реакция была огорчительной. Но я первый раз в сборной. Мне важно было попробовать себя, познать новый тренировочный процесс,  узнать требования тренеров. Было очень интересно. Я знаю теперь к чему стремиться, над чем работать.

– Помнишь свои первые шаги на льду?

Да, конечно! Это самое яркое впечатление из детства – как я первый раз на коньки встал. В 5 лет меня мама с братом повели на каток, коньки фигурные дали. Непросто было, - ноги разъезжаются, падаю, слёзы, капризы… в общем, не выходит, но бегаю по льду, туда-сюда. Ещё и размер был не мой, где-то потом уже поменьше нашли. Но с того момента со льда меня уже было не вытащить. Домой загоняли палкой, всегда со слезами с катка уходил. Зима с тех пор для меня любимое время года.

– Что было дальше? Когда появилась первая форма?

Когда я начинал, у меня были только шлем и коньки, ничего больше не было, ни формы, ни защиты, тогда всё это было сложно достать и дорого – дефицит. Первая амуниция досталась от брата. Он старше меня на 10 лет, тоже в хоккей играл. Мама рассказывала, что в два года я надевал его форму и бегал по дому. Только потом уже где-то достали мне мои пластиковые коньки «Динамо», я в них долго играл, и оранжевый шлем «Cooper».

 – С братом гонял в хоккей, футбол?

Да, но почему-то больше дома, в зале, вазы страдали.

– Были какие-то соблазны в жизни, кроме хоккея?

Я рано увлёкся хоккеем, и мне мало что понятно в обычной жизни,  мало что нравится из обычных для людей соблазнов. Так что, наверное, нет. 

– Кто, кроме брата повлиял на твоё увлечение хоккеем?

Первый тренер, Шайдуллин Ренат Набиулович. Наверное, он один из самых важных людей в моей жизни. Все тренеры повлияли на меня, но первый…вложил в меня самое важное. Для меня он по-прежнему  идеал тренера. Он на коньки меня поставил, научил кататься. Техника у меня от него.  Он нас не жалел в детстве,  - чтобы быстрее двигались, постоянно клюшечкой подстёгивал, у ходили со льда  -  физически ощущали это на себе. В общем, мужское воспитание было. И ещё один момент – его энергетика. Он очень эмоциональный, неравнодушный,  мне это нравилось.

– А сейчас как с тренерами отношения складываются?

С каждым тренером можно работать. Подъехать, спросить чего-нибудь, он же тебя не укусит. Хотя нет,  бывало, что «кусались», ругались  -  тренер накричит, я на него косо гляну, но и всё на этом.

– Чем отличались друг от друга твои тренеры по молодёжке?

У всех что-то своё было. И у Горбенко, и у Чебатуркина, но больше всего мне нравилось работать с Вадимом Епанчинцевым. Он отличался спокойствием, и при этом умел завести. Без лишних криков и эмоций. Вот пример: было как-то, мы горели в плей-офф  в 4-м матче в Риге после 2-го периода 1-5. Сидим в раздевалке, прикидываем, что вернёмся  домой и  снова тренироваться, сезон закончен,  а он спокойно так зашел в раздевалку и сказал: «доиграйте с достоинством этот матч, не вешайте сопли», и ушёл. Не знаю, что такого было в этих словах. Мы выиграли 6-5.

– Первое появление в «Атланте» помнишь?

Меня выбрали на драфте, мне сказали приехать в определённый день, а на поезд билетов не было, нервничал.  Поэтому приехал на  автобусе, чтобы успеть.  Добрался к утру, сразу на Арену, потом база. Сборы непростые, город, жарко….

Поначалу было трудно, особенно когда выбирался в Москву -  там суета, все бегают, пробки, но сейчас нашел и в Москве хорошие места, парки, в основном. В Мытищах тоже уютный парк есть, там и отдохнуть можно, и красиво.

– Ехать в новый клуб не боялся?

Было дело, не скрою.  Всё новое, меня не знают, я никого не знаю. Но я занимался своим делом, мне помогали тренеры, Равиль Искандерович  (спортивный директор, который меня задрафтовал) много подсказывал. Первая уверенность пришла тогда, когда мы на турнире в Минске были. Друг друга плохо понимаем, едва знакомы, можно сказать. Там было очень много команд,  почти все старше нас. Но как-то правильно всё пошло,  все друг за друга бились. Очень быстро  сыгрались, да ещё и тренеры гнали вперёд, в общем, нас победить было невозможно. После того турнира пришла уверенность в себе. И в парнях. Команда была очень хорошая, жаль, что сейчас все разбежались.

– Тяжело было переходить во взрослый хоккей?

Непросто, в первой игре был мандраж, во второй  - ошибку совершил,  чуть не пропустили. В КХЛ совсем другие скорости, быстрее думать надо. Повезло – я быстро забросил свою первую шайбу в игре с «Донбассом», и после неё гораздо уверенней себя чувствовать стал.

– Ты в клубе почти пять лет, за которые ты прошел путь от молодежки до первого звена и лидера клуба,  уже давно стал своим для «Атланта». А кого из клуба можешь назвать своим другом?

Со всеми надо поддерживать отношения, иначе это не команда. Соседи по  раздевалке Никита Сошников и Слава Козлов, поэтому с ними больше всех общаюсь. Слава много подсказывает, мне есть чему поучиться. Повторюсь, общаюсь со всеми, у нас подобрались весёлые ребята, в раздевалке никогда скучно не бывает. К тому же у нас сразу два ди-джея – Энгрен  и Воронин.

– Партнёр, с которым комфортно на площадке?

В КХЛ со всеми удобно, просто иногда не сразу все выходит. Иногда надо пообщаться, договориться, потом уже понимаешь с полувзгляда.

– На кадре в момент вручения перстня лучшему игроку сезона, по версии болельщиков,  Никите Сошникову кажется, что у тебя довольно грустный взгляд. Не чувствовал в тот момент досады, хорошей зависти, чего-то подобного?

Нет, это решение болельщиков, Никита заслуживает такого отношения,  да и за меня он горой,  хорошо помню, что он первый бросился на соперника, въехавшего в меня коленом в какой-то из игр. Только за это его стоило наградить, он вообще очень настоящий, сколько его помню всегда был жёсткий, дерзкий, никогда никому не уступает, важно, когда такие друзья рядом.

– Какие у тебя отношения с Агентом?

Мне с ним интересно, он во многом мне помогает, общается с моими родными.  Мой брат сказал о нём, что это правильный человек. Мне важно, что он со мной рассуждает вместе, а не навязывает своё мнение.

– Какие сейчас планы, что дальше, тянет тренироваться? А то вокруг клуба напряжённо…

Моё дело тренироваться по плану, сейчас получил вызов в сборную, точнее, в  расширенный состав. Хочется попробовать, поэтому расслабляться некогда. По поводу ситуации мне сказать нечего, что будет дальше – никто не знает. Сейчас моя цель,  – подтянуться к уровню национальной  команды, а там видно будет.

– Тогда позволь немного отойти от хоккейной темы и задать тебе несколько коротких вопросов, такой своеобразный блиц о Сергее Шмелеве.

- Давайте попробуем.

– У кого Сергей набирается мудрости?

- Мама, брат.

– На профессиональные темы с кем общаешься?

Брат.

– Самые важные люди в твоей жизни, кроме родных?

Моя девушка, Оля, она меня очень поддерживает.

– Любишь дарить радость людям?

Да, конечно. Особенно нравится дарить голы.

– Ты чувствуешь отдачу от зрителей?

Да, очень даже. И близкие мне тоже много дают энергии, переживают, я это чувствую.

– Ты 15 лет в хоккее, не надоедает одно и то же каждый день?

Если надоело, надо заканчивать, а мне очень интересно.

– Любимый игрок, команда.

- Дацюк, «Атлант».

– Есть какие-то приметы, суеверия, на которые перед игрой обращаешь внимание?

Я верующий человек, поэтому особо ни на что не обращаю внимания, разве что есть привычка с правой ноги встать, на лёд выходить. Больше ничего такого не помню.

– Самые яркие воспоминания от путешествий.

Доминикана, океан и жители соседней фермы, за мешок пшеницы пашущие…

– Где бы ты хотел побывать?

Италия, Париж.

– Качества характера, от которых хотел бы избавиться?

Иногда могу взорваться, обозвать, но понимаю, что лучше бы эту энергию на что-то другое потратил. Но бывает так, не с той ноги встану, что ли.

– Слова, от которых хотел бы избавиться?

Есть такие русские слова, мы называем их «рабочие». От них пока сложно избавиться, но работаю над собой.

– Что бы ты хотел спросить у мудрого человека?

Я много чего не понимаю, но сейчас  особо непонятно то,  что творится в стране. Кто это сделал? Мы от этого страдаем, другие страны страдают. Это очень непонятно. Мы говорим об этом в команде, с друзьями.

Благодарю за помощь в редакции интервью Дмитрия Балдыча и Андрея Липницкого за вопросы для блиц-интервью.

Музей хоккейного клуба «Атлант»

Система Orphus

25.03.2015

«Атлант» сохранится только как клуб МХЛ