Пожелания и предложения
Хоккейный Клуб «Атлант» (Московская область)
Авторизация через соцсети

Новости хоккея в СМИ

Нападающий подмосковного «Атланта» Вадим Епанчинцев

Ни о чем не жалею

13.03.2011

СПАСИБО УРАЛЬСКОЙ ШКОЛЕ

— Вы являетесь серебряным призером юниорского чемпионата и бронзовым — молодежного. Затем вы довольно успешно зарекомендовали себя во взрослом хоккее. Но это удалось не многим из вашего поколения, почему?

- Переход во взрослый хоккей — очень тяжелый период. Кто-то попадает в команду, где ему мало доверяют, дают мало игрового времени и там игрок теряется. Но главную причину все равно надо искать в себе. Я благодарен судьбе, что мне удалось стать мастером. Не сказал бы, что повезло. Своей работой каждый день приходилось доказывать, что ты достоин. Более того, я год отыграл во второй лиге в команде мастеров «Южный Урал» (первый профессиональный клуб Епанчинцева — прим. Sportbox.ru), а это закалочка о-го-го какая! Я прошел там очень хорошую школу, так что переходить в «Спартак» было легче.

— Следите за своим первым клубом?

- Конечно. Это моя родная команда, я оттуда родом. У меня дружеские отношения и с руководством клуба. Плюс там играет мой друг, капитан команды, Виталий Казарин. Я всегда с ним на связи. Да и помогаю по возможности клубу, чем могу.

 

— Какого рода помощь оказываете?

- На первых порах, когда в детской команде клюшек не хватало, закупал инвентарь. На данном этапе помогаю своему первому тренеру Александру Петровичу Шарыпину. Привлекаю его на различные турниры. Например, в Твери был турнир Ковальчука, я попросил Илью, чтобы туда включили команду из Орска — тот возраст, который тренирует Александр Петрович. В итоге она выиграла кубок. На самом деле, первым тренером всегда для меня был мой отец. Но Александру Петровичу, я хочу сказать спасибо! Благодаря нему, я смог попасть в юниорскую сборную, а потом в «Спартак».

 

В НХЛ ПОЕХАЛ НЕ ВОВРЕМЯ

— «Спартак» был вашей первой командой в профессиональном спорте высших достижений. Вы рассматривали его как трамплин?

- С одной стороны, это был некий трамплин, благодаря которому я смог идти дальше. С другой, я всю жизнь болел за «Спартак», мой отец болел за «Спартак». В то время я мечтал играть за «красно-белых». Мне очень приятно было надеть свитер с ромбиком.

 

— Почему же вы ушли из «Спартака»?

- Я был задрафтован командой НХЛ «Тампа Бэй» после чемпионата мира в 1997 году. От клуба поступило конкретное предложение. В итоге я подписал контракт и поехал в Америку. На тот момент НХЛ была лучшая лига в мире, и её даже нельзя было сравнивать с нашим чемпионатом. Что скрывать, поехал я туда также за чуть более лучшим финансовым предложением. Хотел попробовать себя в другом хоккее, в другом мире.

 

— А почему не получилось закрепиться в НХЛ?

- В первую очередь надо было знать английский язык, так как все бытовые вопросы ложатся на твои плечи. Тебе может помочь агент, русские ребята. Но постоянно просить неудобно. За океаном, в отличие от России, где всеми бытовыми вопросами иностранца занимается клуб, личные проблемы ты должен решать сам. Да и потом сильно молодым туда не надо уезжать. Какой-то жизненный опыт нужен. Только, когда я приехал из Америки понял, что слишком рано рванул за океан. Если бы поехал немного позже, было бы легче. Сейчас я стараюсь объяснить это нашей молодежи, чтобы учились на моих ошибках.

 

— Жалеете, что полетели за океан в двадцать лет?

- Не жалею. Все, что прошло, все мое. Мне этот опыт помог, так что жалеть не о чем. А так, думаю, лет в 23–25 — это тот самый возраст.

 

— Кроме молодости и языка были ли ещё какие-то препятствия?

- За океаном совсем другой хоккей, более динамичный, силовой, другие коробки. Я думаю, что нужно ещё попасть в то время, когда тебе тренер доверяет, дает тебе много игрового времени. У меня, к сожалению, этого времени не было. Вобщем не получилось, но повторюсь, я ни о чем не жалею. Это все равно хорошая школа жизни.

 

— Вы сказали, что в НХЛ другие коробки. Наверное слышали, что со следующего сезона в пяти городах будут играть на маленьких площадках.

- На мой взгляд, да и большинство хоккеистов об этом говорит, коробки надо уменьшать.

 

— Но президент КХЛ Александр Медведев сказал, что такой эксперимент проводится не для хоккеистов, а для болельщиков, которые смогли бы оценить какой хоккей интереснее смотреть.

- У нас болельщик специфический. Народ привык к большим коробкам. Но я думаю, что зрителям понравится игра на маленьких площадках. Матч будет динамичный, зрелищный, много будет бросков, борьбы у ворот, а не в углах. Уйдет ли комбинационная игра? Не думаю. Будут те же комбинации только быстрее.

 

— Вы не смогли пробиться в НХЛ, ваш партнер по команде Сергей Мозякин тоже потерпел неудачу. Но при этом вы очень хорошо играете в КХЛ. В НХЛ настолько выше уровень игры?

- Ну, Сергей поехал за океан очень молодым. Может, дождался бы своего шанса смог бы спокойно заиграть в НХЛ. Можно сказать, что это ошибка молодости. А может стиль игры за океаном другой.

 

БЕЗ «ДИНАМО» НЕ БЫЛО БЫ «АТЛАНТА»

— В ЦСКА вы были капитаном. Для вас важен статус в команде, какую роль вы играете в клубе вне льда?

- Конечно, важно. Откровенно говоря, приятно, когда ты являешься лидером в коллективе. Много есть ситуаций вне льда, когда надо проявить инициативу, повести за собой команду и т. д. Находить компромиссы между руководством и ребятами. Но при этом, я не считаю, что капитан может себе позволить что-то большее, чем другие игроки.

 

— Но с другой стороны это большая ответственность. Не давила ли она на вас?

- Она не может давить. Просто в некоторых ситуациях бывало тяжело. Хотя в каком смысле она мне даже помогала.

 

— Считаете ли вы ошибкой переход в «Динамо»?

- На тот момент это был наилучший из вариантов. Подбиралась хорошая команда, которой руководил хороший тренер. Но потом что-то не заладилось. Что сделано, то сделано. В жизни бывают и черные полосы. После «Динамо» я стал игроком подмосковной команды, меня поставили вместе с Сергеем Мозякиным в первое звено. Сергей в итоге стал лучшим бомбардиром. Я тоже какую-то частичку в это вложил. Так что, если бы я не перешел в «Динамо», возможно, меня бы сейчас не было в «Атланте».

 

— Что случилось в «Нефтехимике»?

- Мы с руководством клуба «Атлант» немного не сошлись в финансовом плане на тот момент. И меня позвал к себе Владимир Крикунов. В итоге с «Нефтехимиком» я прошел всю предсезонку, сыграл две игры. И поступило обратное предложение перейти в подмосковную команду на других условиях. Я очень хотел быть рядом со своей семьей, с тремя детьми, которые живут в Москве. Владимир Васильевич вошел в мое положение, он знал, как я люблю свою семью, и отпустил меня. Большое спасибо ему за это. С руководством «Нефтехимика» тоже проблем не было, у нас с ними до сих пор хорошие отношения.

 

ЛУЧШИЕ ГОДЫ ПРОВЕЛ В ЧЕРЕПОВЦЕ

— За свою карьеру, вы сменили много клубов. К какому больше всего прикипели?

- Тот коллектив, который сложился в Череповце останется навсегда в памяти. С этой командой я завоевал бронзу и серебро. Это самое лучшее мое хоккейное время. Я был лучшим бомбардиром, команда была очень дружная, слаженная, сложился отличный тренерский состав.

 

— Как-то вы говорили, что любите хорошие машины и иногда хочется на них полихачить, но вы включаете тормоза, так как беспокоитесь за безопасность участников движения. А в хоккее у вас эти тормоза присутствуют?

- Думаю, что да. Однако, и на дороге, и в хоккее, сложно совладать со своими эмоциями. Но приходиться себя сдерживать в первую очередь ради команды.

 

— Бывало ли, что тормоза все-таки отключались?

- Нет. Я все-таки игрок другого плана. Так что с тормозами я всегда в ладах (Улыбается).

 

— Болельщики ЦСКА подарили вам золотую и серебряную подковы, а вы пообещали проверить, правда ли они из драгметаллов. Проверили?

- Руки на самом деле не дошли (Смеется). Жена у нас в доме музей делает, приеду, посмотрю. На самом деле понятно, что они позолоченные. Дело то не в этом. Очень приятно, что болельщики оценили мой труд и вклад в успех команды.

 

— Вам важно, что о вас говорят, пишут?

- Я думаю, все обращают на это внимание. Мы профессионалы и делаем свое дело. Получается, конечно, по-разному — когда-то хорошо, когда-то не очень, иногда и совсем плохо. Болельщики это оценивают. С одной стороны, для фанатов результат это самое важное, и их можно понять. С другой стороны, хоккеисты бьются, ложатся под шайбу, получают травмы. Иногда нас даже закидывали туалетной бумагой. В таких случаях хочется сказать, попробуйте, выйдите, побейтесь, посмотрим, что получится. Но старюсь, конечно, на такое внимания не обращать.

— В последнее время вам часто приходилось менять команды. Вас это напрягает?

- Естественно хочется покоя. Но у хоккеистов такая жизнь, привыкаешь. С адаптацией в новом коллективе у меня проблем нет.

 

«АТЛАНТ» — МОЙ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС НА ЗОЛОТО

— Не так давно вы согласились с главным тренером «Атланта» Милошом Ржигой, что команде не хватает уверенности. Ситуация изменилась?

- Да. Есть вера в партнеров, в себя. И думаю, что в играх плей-офф это проглядывается.

 

— На ваш взгляд, что должен противопоставить «Атлант» СКА, чтобы одержать победу в серии?

- Думаю, вторая игра показала, что как можно строже играя в обороне и не позволяя сопернику раскатиться, а самим, действуя на контратаках, мы сможем пройти дальше.

 

— В регулярном чемпионате вы показывали хорошие результаты, а в плей-офф у вас игра не заладилась. Можете объяснить почему?

- Я провел всего два матча. Играл в четвертом звене и в большинстве не выходил. Я привык находиться чуть больше времени на льду, играть в неравных составах. Но тут ничего страшного нет, все ради команды. Стараюсь помогать ребятам, чем могу. Тем более, что после травмы, нога до сих пор болит и приходится играть на уколах. Тяжело показывать лучший хоккей.

 

— Как себя сейчас чувствуете?

- На самом деле не очень. Сказывается и возраст. Буду стараться. А дальше время покажет.

 

— Разговаривали с Ржигой по этому поводу?

- Разговаривали после травмы. Договорились, что пан Милош будет выпускать меня на матчи постепенно. На самом деле тяжело играть через день и уж тем более каждый день. Я уже и сам чувствую, что не готов проводить много времени на льду.

 

— Вам уже известно будете ли вы играть в третьем матче со СКА?

- Нет. Победный состав не меняют (Улыбается).

 

— Я так понимаю, вы уже готовы дать дорогу молодым?

- Пока исполняю роль старшего товарища, где-то могу что-то подсказать. Хотел бы сказать, что даю дорогу молодым. А можно сказать, что готов повесить коньки на гвоздь. Пока идет плей-офф, я с командой, я работаю. В играх на вылет возрастает вероятность, не дай Бог, получить травму, и я всегда готов выйти, если что.

 

— Вам покорилась серебро и бронза чемпионата, но не золото. Если не с «Атлантом», уже ни с кем?

- Думаю, да.

 

— Какие планы на будущее? Есть информация, что вы выбираете между тренерской работой и бизнесом.

- Хотелось бы попробовать себя на тренерском поприще. Я поминаю, что это будет сделать тяжело — наши знаменитые тренеры сидят без работы. Но, если кто-то предложит поработать наставником, я конечно с удовольствием соглашусь, потому что считаю, что играя под руководством многих тренеров, я чему-то научился. Могу что-то рассказать, что-то подсказать, чего-то добиться. Что касается бизнеса, есть определенное направление. Но об этом я не хочу говорить.

 

— Довольны ли вы своей карьерой хоккеиста?

- На самом деле грех жаловаться. Что-то получилось, что-то нет. У меня семья, трое детей. Что ещё надо. Так, что я доволен, будет что рассказать и показать детям, внукам.


Sportbox.ru

Система Orphus

12.03.2011

Зюзин: обе игры были для меня принципиальны