Пожелания и предложения
Хоккейный Клуб «Атлант» (Московская область)
Авторизация через соцсети

Новости хоккея в СМИ

Главный тренер «Атланта» Милош Ржига

Мозякин хочет играть за «Атлант»

5.04.2011

Не знаю, как он живет в отеле Holiday Inn в Сокольниках - там пану Милошу даже кофе спокойно выпить не дают. Мы сидели с полчаса - кто-то подходил с фотоаппаратом, кто-то с распечатанными на ксероксе фотографиями: "Здесь распишитесь. И вот здесь…" - а кто-то просто с рукопожатием.

Человек, похожий на Панкратова-Черного, тряс руку Ржиги со значением. Походя назначив соперником по финалу Магнитогорск, желал пану Милошу победить "в четырех партиях". Ржига розовел от удовольствия. Потом вдруг вспомнил:

 

- А где мой ящик вина?!

 

Человек кивнул в ответ, обещал принести хоть сейчас.

-

Это директор гостиницы? - спросил я.

- Это бывший генерал, - усмехнулся Ржига. - Большой человек. Мы с ним спорили на ящик вина.

 

- Он не верил в победу "Атланта"?

- Мы вели 3-0 в серии против Ярославля. Он поздравлял, будто мы уже выиграли. А я ответил: подожди, еще можем проиграть. Так он сказал: если пройдете Ярославль, с меня ящик лучшего вина. Ярославль прошли, вина пока нет. Но принесет, думаю. А в гостинице тоже болеют за меня, все горничные и официанты. Я здесь уже два года живу. Прежде переживали за "Спартак", а теперь - за "Атлант".

 

- Представляю, как вас встретили на завтраке.

- Я тоже представлял. Поэтому завтракать не пошел.

 

- Значит, советуете отмечать такие успехи вином?

- Все знают, я люблю именно вино. Легкое, из нашей Моравии. Чтоб наутро не было усталости. Вино несет тебя наверх… После матча страшная психологическая усталость - в таком состоянии лучше не прикасаться к крепким напиткам. Я после матча с Ярославлем до полуночи сидел один в раздевалке. Только потом собрался с силами и поехал в гостиницу. Уже там сидел в одиночестве. Мне надо было привести мысли в порядок.

 

- На вино вы спорили. А еще на что?

- Однажды выкрасил волосы в желтый цвет. Потом - в зеленый. Сейчас вон бороду отрастил. Запросто мог бы на лошади проехаться, как Шуплер. Правда, Юло, если надо, и в космос полетит. У меня было другое испытание - пришлось после победы в Пардубице своими руками убить поросенка. В Моравии у всех домашнее мясо. Сказал команде: если выиграем - лично заколю поросенка и приготовим колбасу. Пришлось выполнять. Сначала я взялся за молоток, чуть дотронулся - поросенок вырвался и принялся бегать по двору, сшибая всех подряд. Тогда мне вручили пистолет.

 

- Настроение у вас, вижу, боевое.

- Отхожу от победы. Размышляю… Но забыться не дают, сегодня три интервью.

 

- Вы со своим падением на колени перед командой стерли грань между героем спорта и светской хроники.

- Это было спонтанно, я же ничего не готовил. Хотел взять шапку и снять ее перед командой. Но шапки не оказалось, пришлось рухнуть на колени. Вообще-то я не люблю огромных торжеств. Тогда первым ушел в раздевалку - нужна была минута, чтоб взять себя в руки. А сегодняшние газеты я еще не видел. Там много о нашей победе?

 

- Еще сколько. Увидите - поразитесь.

- Надо же… Извините, я отвечу на звонок… (Пару секунд спустя.) Плохая информация. Нестеров и Хомицкий - всё, неважные дела.

 

- Хомицкий-то почему?

- Никто не знал, что он играет со сломанным пальцем. Всю серию. Впрочем, может, еще сыграет в плей-офф - как и против Ярославля, на уколах. Удивительный парень. Я думал, у него ушиб, а сейчас выяснилось - перелом.

 

- Эпизод, когда Урычев пошел колено в колено на Нестрова, вы наверняка пересматривали.

- Нет. Я был вдалеке от эпизода, но знал, что Урычев что-нибудь придумает. За две смены до этого он в кого-то метил точно так же. Наверное, перенервничал. Мне такие фокусы очень не нравятся.

 

- Вы предупреждали команду?

- Да. Урычев - молодой игрок, видимо, чего-то еще не понимает.

 

- Петров мне сказал после матча: "За такие приемы в НХЛ ему башку оторвали бы".

- Сто процентов!

 

- Он не приходил в вашу раздевалку с извинениями?

- Я его не видел.

* * *

- Нынешний кубок, за победу в конференции, - первый в вашей тренерской жизни?

- В Словакии было два.

 

- Там отмечали скромнее?

- Там мы были у президента, у мэра, на главной площади города… Скажите, президент России бывал хоть раз на хоккейном матче?

 

- Не помню такого.

- Мне так хочется, чтоб он пришел на финал! Мы единственная близкая к Москве команда, которая забралась так высоко. С удовольствием его приглашаем.

 

- В потоке поздравлений было какое-то очень неожиданное?

- Я был поражен - после ухода из "Спартака" сменил номер, но, кажется, уже вся Россия знает новый. Звонили даже из Хабаровска. И все - от сердца, я чувствовал.

 

- Хоть один тренер до вас дозвонился?

- Тренеры почему-то не звонили. Поздравил только Вуйтек. Остальные, наверное, телефон не смогли выяснить. Пришел Виктор Тихонов, это была для меня огромная честь.

 

- Борода длиннее нынешней у вас когда-нибудь была?

- Лишь раз в жизни. Разбился в аварии, сломал обе ноги. Год не играл - и не брился. Думал: пока не выздоровлю, к бритве не прикоснусь. Потом пошел на поправку, снял гипс, гладенько выбрился - и тут же снова сломался.

 

- Вуйтек и Петржела мне рассказывали, что их российские успехи даже Прагу заставили взглянуть на этих тренеров новыми глазами.

- В чем-то и у меня такая же история. На матчи с "Локомотивом" специально приехал корреспондент из Праги. А чешское знамя вы видели у наших фанатов?

 

- Трудно было не увидеть.

- Я обратил на него внимание еще в Ярославле. В Мытищах после пятого гола сказал: "Это всё". Расслабился, взглянул на трибуны - снова его увидел.

 

- Вы пока не знаете, какой соперник достанется в финале. С "Салаватом" и его открытым хоккеем вам было бы попроще.

- Да что вы! "Салават" - могучая команда! Я еще перед сезоном сказал, что Быков будет чемпионом. Но сейчас сомневаюсь и повторять это не стану - мы еще встанем у Уфы на пути, если она окажется в финале. А "Магнитка" добавила. В конце сезона очень плохо играла, а сейчас нашла стиль. Отличные контратаки. К нам тоже все пришло постепенно - первый круг дался тяжелее, чем остальные.

 

- С "Локомотивом" было легче, чем с Череповцом?

- Конечно. После "Северстали" ребята поверили в себя. А с Череповцом была настоящая война.

 

- Во время игр с "Северсталью" шли слухи, будто у вас скандалы в команде. Мозякин на скамейке запасных.

- Вообще не было ничего подобного. Надо было что-то перевернуть в команде - и я решил дать Мозякину отдохнуть. Тем более ему это было нужно. У нас отдыхали все игроки - Марек, Иргл…

 

- Марек не очень-то хотел отдыхать.

- Вообще не хотел. Но тогда все поняли: у нас есть звезды в команде - но в то же время их нет. Вы меня понимаете?

 

- Очень хорошо.

- Никто не обижался. Хотя я боялся, что обидится Мозякин. С ним же в жизни никто прежде так не поступал. Но он все оценил как настоящий капитан. Я помню, пять лет назад Мозякин в плей-офф заиграть не смог. А сейчас посмотрите на него - парень радуется! Живет этим! Он отличный капитан - когда нас оказалось шестеро на площадке, надо было одному отправляться на скамейку штрафников. Серега сказал: "Пойду я".

 

- Вы первый тренер, который заставил Мозякина сыграть классно в плей-офф. Расскажите хотя бы для тренера сборной - как надо с ним работать?

- Первое - это огромное доверие. Он должен поверить в ту задачу, которую ты ставишь. Четко ему все объясни. Мозякин прекрасный бомбардир, все это знают. Но он должен работать на команду, а не на собственную статистику. Сергей сам уже все понял.

* * *

- Наверное, никогда не видели в раздевалке столько народа, сколько набилось после победы над "Локомотивом".

- Ох, видел. В Братиславе в нашу раздевалку пришел президент Словакии - а за ним миллион охранников. Если кто-то открывал шампанское, охранники бледнели. Не знали, что делать, хватались за пистолеты. Не понимали, куда стрелять, если придется, в дыму от сигар вообще президента потеряли… Только он сам был абсолютно спокоен. Мы так смеялись!

 

- С кем из собственных игроков у вас в этом сезоне был самый долгий разговор один на один?

- Очень долгие беседы были у меня только в "Спартаке". В "Атланте" говорил с каждым, но недолго. Пожалуй, только с Олегом Петровым и Зюзиным.

 

- Петров играет все лучше и лучше. Страшно представить, как прибавит к пятидесяти.

- Он действительно потрясающе себя держит. Все в порядке и с кондициями, и с настроением. Он обожает хоккей, дай Бог ему здоровья. Очень крепкий человек. Не удивлюсь, если действительно доиграет до пятидесяти.

 

- Настал момент поговорить о том, чтобы Петров остался в "Атланте" и на будущий сезон?

- Пока не было времени. Но скоро начнем говорить с Олегом о планах. Во время плей-офф не надо заниматься другими вещами.

 

- Еще два слуха, которые лучше прокомментировать. Первый - скорый уход Мозякина.

- У него кончается контракт - мы знаем, что предложения у Сергея есть. Я тоже с ним поговорил на эту тему - Мозякин никуда из Мытищ не собирается. Очень хороший получился разговор. Думаю, "Атлант" - на сто процентов его команда. Он в Подмосковье уважаемый человек. Здесь семья, дети - зачем уходить?

 

- У вас ведь тоже контракт только на этот год?

- Да. Заканчивается.

 

- О продлении разговор был?

- Нет.

 

- Понятно. И слух номер два, даже попавший в газеты, - будто Игорь Мусатов буянил в ресторане…

- Я сам этого не читал, мне позвонил Андрей Потайчук. Он как мостик между мной и игроками, сам себя до сих пор еще чувствует игроком. Потайчук в курсе всего на свете: "Ты видел статью?" Тогда я пригласил Игоря, расспросил. Он ответил - ничего такого не было. Мы устроили собрание команды - чтоб закрепить одно: "Ребята, мы с вами договорились - до конца плей-офф никаких посиделок в ресторанах. Вы помните?" Все кивнули. "Хочу, чтобы Игорь вам все объяснил". Мусатов поднялся и сказал всей команде - ничего такого не было. Вопрос закрылся.

 

- Такие вещи на команду действуют?

- На команду - нет. Подействовало на самого Мусатова.

 

- Как?

- Он страшно переживал. В итоге перегорел, матч отыграл плохо - слишком хотел доказать. Я его не поставил на следующий, он думал - из-за тех "ресторанных" слухов. Пришлось приглашать, объяснять - дело в игре, больше ни в чем. Поговорили о тактике.

 

- Прежде вы говорили, что никогда не будете работать в сборной Чехии.

- Разве я говорил, что не хочу там работать? Просто думал, что никто меня туда не позовет. Но в прошлом году звонили - когда Ружичка заканчивал работу. Прощупывали. Думаю, шансов у меня все равно мало. Правда, чешские корреспонденты так не считают. Но сам я звонить и подсказывать никому не буду.

 

- Бывший ваш шеф Леонид Вайсфельд говорил: "Ржига отличный мотиватор, но слабый методист".

- Я недавно сказал чешским газетам: " мне не нравится слово "мотиватор". Кто это - клоун? Или кто? Я тренер. Мотиватор может отработать в хоккее с успехом один матч. Максимум - два. А я прошел с "Атлантом" три круга плей-офф. И все равно слышу отовсюду: "Ржига - мотиватор…" Вайсфельд выступает как специалист в газетах и на телевидении, но некоторые его разговоры мне не нравятся. Как можно влезать в процесс, который не знаешь? Если ты работал в клубе - можешь о нем рассказывать. Но что можно сказать о команде, в которой не был и не знаешь, что там творится? Я бы так никогда не поступил.

 

- В газеты вы не заглядывали. Неужели лишили себя кайфа заглянуть в интернет?

- Только сегодня заглянул. У меня слезы потекли, честное слово. Вспомнил, как начинался этот сезон, как тяжело было в "Спартаке"… Потом подумал: а что обо мне писали бы, если б не повезло после "Спартака"? Если б не прошел с "Атлантом" Череповец?

 

- Я знаю. Ничего не писали бы.

- Да писали бы то же самое - что "Ржига - слабый методист, только мотиватор, клоун…" Вайсфельд снова выступил бы… Подумал я обо всем этом - и вышел из интернета. Буду заглядывать понемножку.

 

- Много времени проводите в интернете?

- Около часа в день.

 

- Хоккейная жизнь вас научила быть готовым к неожиданностям?

- Еще как! Помню, выиграл с Пардубице регулярный чемпионат. Потом вышли в финал, там проигрывали серию 1:3. Выравняли - но в последнем матче уступили дома - 0:1. Президент клуба спустился в раздевалку и указал на меня пальцем: "Ты виноват!" В следующем году история повторилась - нас побила команда гораздо сильнее, Пльзень. И тогда со мной разорвали контракт. Потом история с моим давним уходом из Мытищ. Губернатор лично меня награждал. Я думал, все прекрасно - а вскоре пришлось отправляться в отставку… А думаете, я ожидал, что уберут из "Спартака"? Надо быть серьезными людьми, хотя бы пожать руки на прощание. Сказать: "Это ты сделал хорошо, это - не очень". Вот с этим я пока не сталкивался.

 

- Нынешний директор "Атланта" Андрей Веревко прежде был директором мытищинского дворца. Он сам был шокирован вашей отставкой и тем, что узнали вы обо всем от охранника.

- Андрей - чудесный человек, очень ему благодарен за все. Он правильно говорит, обо всем я узнал тогда от охранника. И у меня слезы покатились.

* * *

- В Мытищи ездите за рулем сами?

- Нет, у меня водитель. Сам я опаздывал бы на все тренировки.

 

- Так переезжайте в Мытищи. Прекрасный городок.

- Так я переехал, мэр города помог снять хорошую квартиру - и тут соседи ее затопили. Я был на выезде. Мне позвонил шофер: "Очень много воды, Милош…" Решил, что до конца сезона доживу в гостинице.

 

- Я знаю, перед плей-офф вы могли получить Саймона, Шатана и Пруху. От кого было отказываться особенно тяжело?

- Начали мы с Шатана. Я лично с ним разговаривал, мы работали прежде в Братиславе. Стали чемпионами. Вот он бы очень усилил "Атлант", я знаю этого игрока. Но в последний момент он отказался. Не знаю почему.

 

- В "Динамо" он не показал и десяти процентов того, что умеет?

- Показал. В одном матче… Потом мы переключились на Петю Пруху, другого моего игрока. В Пардубице у меня начинал, я взял его из юниоров. Тоже согласился - и в последний момент сорвался. Нам предложили Саймона. Но здесь уже я сказал: давайте доиграем тем составом, который есть. Никто не знает, как чужой человек войдет в коллектив.

 

- Какие матчи этого плей-офф потом непременно пересмотрите еще раз?

- Все!

 

- Неужели?

- Сядем с сыном, возьмем диски и будем пересматривать один за другим. Мне уже интересно. Мало кто заметил, что мы дважды меняли тактику.

 

- Если бы моя команда пропускала голы то за 12 секунд до конца, то за 5 - в каждом кармане держал бы успокоительное.

- У меня таблеток нет, могу показать. Но это было очень тяжело. И все же в чем-то эти ситуации нас подняли. Любая другая команда опустила бы голову, а наши ребята пожали плечами: "Пять секунд до конца? Бывает". Думаете, почему Олег Петров забил в последнем матче три гола?

 

- Почему?

- Потому что очень хорошо подумал над тем, как мы пропустили в Ярославле. Контролировал шайбу, хотел забить с неудобной руки - потерял, и мы получили в свои ворота. А подержал бы чуть-чуть - и все, "Атлант" выиграл бы тот матч. Я Олега перед игрой в Мытищах просил об одном - будь спокойнее. Не торопись.

 

- Пропуская за двенадцать и пять секунд до конца, вы поняли - те матчи вам не вытащить?

- Конечно. Правда, в Ярославле команда меня удивила. Я думал, мы будем плохо смотреться в овертайме, но создали много моментов. Булис должен был забивать, Иргл… Перед мытищинским матчем поменяли один ритуал. После сезона расскажу какой. Все видели - со второго периода на льду была одна команда.

 

- Самый недооцененный игрок в "Атланте"?

- Эдик Левандовский. Играет очень просто - иногда кажется, не умеет то, не умеет это… Поначалу я смотреть на него не мог. Еще в "Спартаке" полгода уговаривал начальство, чтоб его убрали. Потом нашли ему место. Присмотрелись к его игре. Сейчас нарадоваться на него не могу - вытаскивает все меньшинство, все тяжелые ситуации. Дисциплинированный, профессиональный. Никто пока не понимает, что это за игрок.

* * *

- В этом сезоне у вас еще был "Спартак", где вы не очень сработались с Гашеком. Главный урок той ситуации для вас?

- Хм… Не думаю, что я и клуб сделали ошибку. Просто Доминик не понял, что команде нужен только один руководитель. Говорить в "Спартаке" мог каждый, но последнее слово должно оставаться за кем-то одним. Я и снова буду приглашать известных игроков - но лучше буду узнавать, какой у каждого характер. Только потом я узнал, что у Гашека были точно такие же проблемы в Америке и Пардубице.

 

- Вы жили в одном отеле. Доминик не зашел попрощаться?

- Нет, мы больше не разговаривали. И попрощаться он не зашел. Думаю, и не зайдет никогда больше.

 

- Самый ранимый игрок в "Атланте"? Которого критиковать вообще не стоит?

- Федя Федоров. Чем больше ему говоришь - тем хуже играет. Все прокручивает эти слова в голове, прокручивает…

 

- Кубок за победу на "Западе" мог бы оказаться у "Спартака"?

- Если б были сделаны правильные шаги. Видите, сколько в "Атланте" спартаковских хоккеистов? Играют, и здорово. А "Спартак" с ними разошелся.


Юрий Голышак, «Спорт-Экспресс»

Система Orphus

4.04.2011

Хоккейный эксперт Сергей Гимаев