Пожелания и предложения
Хоккейный Клуб «Атлант» (Московская область)
Авторизация через соцсети

Новости хоккея в СМИ

Форвард «Атланта» Алексей Ковалев

Пока подмосковный клуб для меня – белый лист

8.08.2011

Сегодня знаменитый форвард Алексей Ковалев впервые наденет свитер «Атланта» и даст пресс-конференцию в Мытищах. За несколько дней до этого корреспондент «Советского спорта» позвонил в Нью-Йорк и сделал интервью с АК-27.

 

Первую часть беседы мы публиковали в прошлом номере (от 06.08.2011. – Прим. ред.). Ковалев рассказал, что его звали в два клуба НХЛ, проявляли интерес из России – но только «Атлант» сделал конкретное предложение, с которым форвард сразу согласился.

 

— Я не собирался ждать у моря погоды. Главным был срок контракта. Никто не предлагал договор больше чем на год. Не хотел болтаться туда-сюда каждое межсезонье…

 

Еще Алексей рассказал, что прилетает в Россию восьмого августа.

 

— И сразу на стадион?!

— Мне нравится этот рейс. Летишь ночью, спишь. Не нужно перестраиваться… В 9 утра меня повезут на медосмотр. Потом отдых и пресс-конференция.

 

«В РОССИИ НУЖНО МНОГО БЕГАТЬ»

— Вас не смущает история Евгения Набокова? Звездный вратарь приехал в СКА, подписав четырехлетний контракт. Но карьера в КХЛ у него не сложилась.

— Я не вдавался в подробности, что случилось с Набоковым.

 

— Переезд из Америки в Россию не всегда бывает простым.

— В этом-то вся соль. Не согласен с теми, кто говорит: «Вот, он был крутым парнем в Америке, поэтому сейчас на одном коньке будет всех делать в КХЛ». Когда ты почти всю карьеру провел на маленьких площадках, перейти на большой лед не так просто. В России совсем другая игра, менталитет.

 

Некоторые привыкают быстро. У других уходит на это уйма времени. Может, у Набокова тем летом не возникло других вариантов. Пришлось ехать в Россию. И не пошло…

 

Считаю, Евгений поступил правильно, когда порвал контракт. Не нужно мучиться, губить себе карьеру и подводить команду. Если человек видит, что ничего не выходит, – лучше уйти.

 

— Когда вы семь лет назад перешли в «Ак Барс» на время локаута, то произнесли громкую фразу: «В Россию нужно привозить новые ноги!»

— Ну да. На большом льду надо быть динамичным. Так себя сейчас и готовлю. Больше занимаюсь ногами, а не руками. Бегаю, даю себе аэробную нагрузку.

 

Когда набираю 105 кг – играю в силовом стиле. Сбрасываю – больше двигаюсь. В прошлом сезоне мой игровой вес был 102 кг. Сейчас спустился до 98.

«РАНЬШЕ ШВЕДЫ МЕНЯ НЕ ТРЕНИРОВАЛИ»

— Знаете, что в Мытищи переехал Жердев?

— Да, слышал в новостях.

 

— Давно интересуетесь «Атлантом»? Клуб играл в финале Кубка Гагарина.

— Я толком не следил за российским хоккеем. Иногда зайдешь на сайт – результаты увидишь, по заголовкам пробежишься.

 

— Спрошу так: что вы знали об «Атланте», когда он сделал вам предложение?

— Ничего не знал. Белый лист. В курсе только, что команда новая. И раньше называлась «Химиком».

 

— Наставник «Атланта» швед Густафссон вас очень хвалил. Мол, помню Ковалева по Олимпиаде в Турине, когда русские нас грохнули 5:0.

— Это приятно.

 

— Что вы знаете об этом тренере?

— Ничего. Да, он выиграл Олимпиаду и чемпионат мира в 2006 году. Но мы ведь не работали вместе. Меня за карьеру вообще никогда шведы не тренировали. Ну ничего, скоро познакомимся.

 

— Если б «Атлант» возглавлял Крикунов или Захаркин, вы бы пошли в эту команду?

— Не хочу отвечать на этот вопрос.

 

— У вас такая репутация, что Ковалев может один матч провести ярко, а в другом его не видно.

— Один журналист так написал, еще когда я в Нью-Йорке играл, и пошло-поехало. Есть такие репортеры, кто не смотрит хоккей, не разбирается в нем – но они все равно скажут, что Ковалев не выкладывается. Играет, когда захочет. Своего мнения им не хватает.

 

— Кубок Гагарина для вас – стимул?

— Я два или три раза становился чемпионом страны. Но этот Кубок еще не выигрывал. Завоевать его престижно.

 

— А что не получилось в «Ак Барсе»? Зинэтула Билялетдинов заявил на прямой линии в «Советском спорте», что тогда у Казани не существовало команды.

— Команда там была. Стоило поискать к ней подход. Это все, что я могу сказать. И не хотел бы ворошить прошлое.

 

«ДОВОЛЕН ТЕМ, ЧТО СДЕЛАЛ В НХЛ»

— Весной прошлого года вы порвали крестообразную связку колена. Это помешало ярко начать сезон в «Оттаве»?

— Я вернулся на два месяца раньше. Не хотел пропускать матчи. Чувствовал себя хорошо. Но поначалу с трудом набирал форму. Это физиология – такие травмы легко не проходят. Возникает боязнь перегрузить ногу. Тем более это мой второй разрыв «крестов».

 

— Я спрашивал у Сергея Гончара, какая игровая модель у «Оттавы». Защитник только разводил руками.

— За два сезона так и не понял задумок нашего тренера Кори Клоустона. Складывалось впечатление, что над некоторыми игроками он издевался.

 

— В смысле?

— По-человечески надо относиться к хоккеистам. Если отправляешь кого-то в запас – стоит объяснить, почему это произошло. Это работа тренера. А когда игрок сидит на лавке и не понимает, в чем дело, – он теряется.

 

— Потом вас обменяли в «Пингвинз», где из-за травм не играли Малкин и Кросби. Почему там не пошло?

— Все было нормально. Я раньше выступал за «Питтсбург». Там обстановка не меняется. Но мой стиль не подошел под игру, которую ставит тренер Дэн Байлсма. Ничем другим это не объяснишь.

 

— Что вам вспоминается о годах в НХЛ?

— Много чего случилось – падения, подъемы… Садишься иногда и прокручиваешь всю карьеру в голове. В принципе я доволен.

 

А то, что меня критикуют… Журналисты разные бывают. О репортерах из Оттавы у меня сложилось впечатление, что они вообще не смотрят хоккей. Когда летят с командой и проходят рамку в аэропорту, у них все сумки забиты пивом. Сразу понятно, чем занимаются эти люди, когда пишут об НХЛ.

 

Пусть обо мне сочиняют ерунду. Но я доволен тем, что сделал. Играл не для себя – для команды, для зрителей. Одноклубники обо мне плохого слова не сказали. Болельщики довольны. Ко мне подходят на улице в Монреале, Нью-Йорке и говорят одно: «Не бери плохое в голову. Мы всегда тебя поддерживаем и любим. Ты — лучший».

 

Такие слова греют душу.

 

— Вижу, что достала вас канадская пресса.

— Меня бесит, когда люди пишут «не в кассу». Грубо говоря, чтобы заработать полсотни долларов, они готовы сочинять всякую чушь. Зато показывают, что делают свою работу.

 

«СРАЗУ ПОНЯЛ, ЧТО НА ОЛИМПИАДУ НЕ ПОПАДУ»

— Зинэтула Билялетдинов возглавил сборную России…

— Мы знакомы с конца 80-х. Я пришел в «Динамо» в 16 лет. Билялетдинов тогда отвечал за молодежь. Когда я играл за вторую команду, он иногда выходил с нами на лед.

 

— Последние пять лет у вас не было шанса попасть в сборную. Сейчас он появился?

— Не хочу об этом думать. Заезженная пластинка. Все спрашивают одно и то же. Какой смысл поднимать эту тему? Что изменилось-то?

 

— Тренер теперь другой.

— Позовут в сборную – буду рад. Нет – так нет.

 

Расстроил только момент, когда меня летом 2009-го вызвали на сборы перед Олимпиадой. Я приехал на Ходынку, а потом Быков с Захаркиным пригласили к себе: «Спасибо, что прилетел. Но не обижайся, если тебя не возьмут в Ванкувер».

 

Ради бога, приехать не тяжело. Но мне сразу дали понять, что ловить нечего. Я позанимался пару дней со сборной и улетел в Америку. Никакой Олимпиады не случилось, конечно. Даже не понял, зачем была нужна Ходынка. Зачем звали?

 

— Вы видели матчи сборной?

— Я не люблю смотреть спорт по телевизору. Не цепляет…

 

— Пропустили даже четвертьфинал Россия – Канада (3:7)?

— Включил, когда шел третий период. Все стало ясно. Сразу выключил.

 

Что тогда писали газеты? У нас такая классная сборная, отличный коллектив! Не было похоже, судя по тому, что творилось на льду. Помню, расстроился за команду. Хочется, чтобы российский хоккей поднимался. Выиграли два чемпионата мира – а тут такая катастрофа.

 

«СТРАШЕН ДЕНЬ, КОГДА МАЖУТ ПАСТОЙ»

— Вы перебираетесь в Россию всей семьей?

— Пока один. Жена с детьми подъедут к началу чемпионата.

 

— Где будете жить?

— У нас есть квартира в Москве.

 

— Вы играли в НХЛ с 1992 года. Чего вам будет не хватать в России?

— Когда начинается сезон, о бытовых моментах не думаешь. Сейчас в России все есть. Главное – друзья, знакомые. Я приезжал в июле, и все хором говорили: «Возвращайся, Леха! Будем на хоккей ходить, на тебя смотреть. И детям интересно».

 

— Каким детям?

— Я ведь хоккейные лагеря устраиваю под Казанью. Уже четыре года. Набираю ребят от 8 до 16 лет. Две смены по 10 дней – в каждой 60 человек. Стараюсь уделить внимание каждому.

 

— Это похоже на пионерский лагерь?

— Не совсем. Все-таки мы делаем акцент на спорт. Но какие-то элементы есть. Например, пастой мажутся.

 

В этом году в лагерь приезжали три пацана из Монреаля. Их заранее предупредили, что в королевскую ночь лучше не спать. Они сидели на кроватях с круглыми глазами.

 

А утром приходит уборщица и говорит: «Я уже привыкла, что тут шухер. В последний день перед отъездом все палаты извазюканы. Пастой все стены обляпаны, она даже с потолка свешивается».

 

— Вас не измазали?

— Слава богу, тренеры живут в другом корпусе.

 

«МОЙ ЛЕТНЫЙ СТАЖ – 1300 ЧАСОВ»

— В будущем видите себя тренером?

— Нет. Одно дело – потратить часть лета на детишек. Другое – тренировать круглый год одну команду. Не мое это.

 

— Ваши сыновья Никита и Иван занимаются хоккеем?

— Да. Хочется только, чтобы они играли и катались побольше. В Канаде они занимаются только два раза в неделю. Этого мало.

 

Надеюсь, в России дети смогут больше играть в хоккей. Приеду – подыщу им секцию.

 

— Вы любите гольф, участвовали в чемпионате России. В этом году его выиграл Евгений Кафельников.

— Слышал... Я теперь уделяю гольфу меньше времени. Последний раз играл в начале лета. Сейчас в основном летаю. Мой стаж уже 1300 часов. Это в сумме: вертолеты, самолеты. Играешь в Оттаве – на выходные можно смотаться в Нью-Йорк. И никаких пробок.

 

— Я так понял, спортивную прессу вы не читаете…

— Иногда только. Если спортсмен тебе интересен. Или ты знаешь журналиста, который это написал и которому ты веришь. А то в Оттаве любили злость вымещать на хоккеистах. Как бы ты ни сыграл, обязательно грязью польют и тебя, и команду.

 

— А какие спортсмены вам интересны?

— Например, с удовольствием прочитал автобиографию Андре Агасси. Не пропущу интервью Федерера. Или каких-нибудь актеров.

 

— Что вы смотрели в Северной Америке по отечественному телевидению?

— В России сейчас смотреть нечего. Только ток-шоу Андрея Малахова. Очень много болтовни, рассуждений с умным видом о разных вещах.

 

Я редко подхожу к телевизору. А если включаю, то старые фильмы.

 

— Илья Брызгалов говорил, что его любимый канал – это «Discovery Channel» о природе и животных.

— Я про зверей не очень люблю. Скорее посмотрел бы «History Channel» об исторических событиях и великих людях.

 

— Америка сильно меняет людей? Семь лет назад вы говорили мне в интервью, что это – школа жизни.

— Зависит от того, кто твоя жена. Если американка, то меняешься. Переживаешь за свою семью, подстраиваешься под нее. А когда у тебя в семье все русские и вы говорите на родном языке – можно не переживать.

 

Да, вокруг тебя Америка. Но дома – маленькая Россия. А значит, связи с Родиной не теряешь.

АНКЕТА

«ХОЧУ СЫГРАТЬ В ТРОЙКЕ СО СВОИМИ ДЕТЬМИ!»

В конце интервью Алексей Ковалев заполнил традиционную анкету «Советского спорта», рассказав о том, что он любит.

— Любимая машина?

— Mini Cooper. Это она с виду маленькая. А внутри просторная.

 

— Напиток?

— Чай. Я приметил магазинчик в Нью-Йорке, где делают самые необычные смеси – травы, фрукты. Часто туда захожу.

 

— Еда?

— Суши. И греческая кухня.

 

— Музыка?

— «Depeche Mode». Часто слушаю ранние альбомы, вроде «Violator». И хит «Personal Jesus».

 

— Актер?

— Хью Джекман. Раньше нравились Джим Керри (по «Маске») и Сергей Безруков (по «Бригаде»), но потом разочаровали. Всегда любил Савелия Крамарова, Олега Янковского, Александра Абдулова.

 

— Место отдыха?

— Каймановы острова. Вниз по карте, ближе к Южной Америке. Тихое местечко с хорошим морем и пляжем. Такое чувство, будто ты улетел из этого мира и никто тебя не найдет.

 

— Девиз?

— Жизнь для того, чтобы жить.

 

— Мечта?

— Играть в хоккей так долго, чтобы однажды выйти в тройке со своими детьми.

 

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Алексей КОВАЛЕВ,

форвард «Атланта»

Родился 24 февраля 1973 года в Тольятти. Рост 188 см. Вес 98 кг.

Олимпийский чемпион (1992), бронзовый призер (2002). Обладатель Кубка Стэнли (1994). Бронзовый призер и лучший форвард ЧМ-2005. Чемпион МЧМ (1992). Чемпион страны (1991, 1992). Самый ценный игрок матча «Всех звезд» НХЛ (2009).

Выступал в «Динамо» (1990–1992), «Ладе» (1994), «Рейнджерс» (1992–1998, 2003–2004), которым был выбран на драфте-1991 под 15-м номером, «Питтсбурге» (1998– 2003, 2011), «Монреале» (2004–2009), «Ак Барсе» (2004– 2005), «Оттаве» (2009–2011).

«Динамо» – 52 матча, 28 (17+11) очков. «Лада» – 12 матчей, 16 (8+8) очков. «Ак Барс» – 35 матчей, 22 (10+12) очка.

НХЛ – 1302 матча и 1024 (428+596) очка. Кубок Стэнли – 123 матча и 100 (45+55) очков.


Павел Лысенков, «Советский спорт»

Система Orphus

5.08.2011

В ту же реку в третий раз