Пожелания и предложения
Хоккейный Клуб «Атлант» (Московская область)
Авторизация через соцсети

Новости хоккея в СМИ

Форвард «Атланта» Алексей Ковалев: Это не моя фамилия!

Кто такой «Kovalyov»?

19.08.2011

НОВАЯ БУКВА «YO»

Ковалев начал удивлять еще до начала матча. Алексей вышел в свитере с фамилией... «Kovaly-ov». Как-как? Протираю глаза.

Но вот она, реформа ИИХФ. В начале лета международная федерация объявила, что с пу­таницей в правописании фами­лий покончено. Теперь выходит циркуляр, по которому, в част­ности, буква «ё» будет писать­ся как «yo».

Вот так Федоров стал «Fy-odorov», Кулемин — «Kuly-omin», а Семин мог бы высту­пать за сборную Суоми — «Syo-min».

На матче встречаю дав­него члена ИИХФ Всеволо­да Кукушкина. Не стесняясь в выражениях, по-простому, заслуженный работник фе­дерации мне объяснил: «Есть в ИИХФ пресс-секретарь Симон Шемберг, который нанял в по­мощницы тупую дуру. Она си­дит в Цюрихе и учит весь мир, как правильно писать русские буквы».

— Кстати, «Атлант» и уж тем более КХЛ не обязаны прини­мать эту транслитерацию, — до­бавил Кукушкин. — Она отно­сится только к соревнованиям под эгидой ИИХФ. А оно толь­ко одно: чемпионат мира.

Ковалев не хотел выходить на лед в грамматически непра­вильном свитере. Но куда де­ваться?

Алексей Ковалев рассказал корреспонденту «Советского спор­та» о дебютном матче в КХЛ против «Ак Барса», о денежных ставках на бывшие клубы, о быте в Мытищах и о том, что впер­вые в жизни исковеркали его фамилию на свитере.

«ЧУДЕС НЕ ЖДИТЕ»

Кто такой мистер Kovalyov?

— Сам был в шоке. Так ру­гался в команде... Сказал, что под этой фамилией играть не собираюсь. Что хотите, то и делайте.

 

Но все-таки вышли.

— Ага, сейчас и в преды­дущем матче с «Дизелем». Другого-то свитера нет.

 

Как отреагировал «Ат­лант»?

— Отправил запрос в лигу. Ждем... Мне объясняют, что так «Ковалев» пишется по-английски. Я отвечаю: «Ре­бята, язык знаю. Но фамилия не моя». Никогда в жизни та­ких ошибок не видел!

 

Вы отдали голевую переда­чу, но пас записали на Жердева.

— Какая разница? Команда победила и ладно.

 

Вы судье что-то высказа­ли.

— Я с ним разговаривал по другому поводу.

 

С Билялетдиновым пого­ворили?

— Да, перед матчем. Обме­нялись фразами.

 

В 2003 году «Питтсбург» об­менял вас в «Рейнджерс». Следу­ющий матч — в «Мэдисоне», как раз против «Пингвинз». Победи­ли ньюйоркцы — 1:0. Победный гол забил Ковалев.

— Прекрасно помню тот матч.

 

Спрошу как у шахматиста: вы любите дебюты?

— Сейчас думаю совсем не об этом. Я практическ не играл в России. Очень важ­но подготовить себя, изу­чить тактику. Чудес от меня не ждите. Я пока приглядыва­юсь к «Атланту» и КХЛ.

 

Недели не хватило?

— Но ведь матчей не было. Только с «Дизелем» из Пензы, но это высшая лига.

 

В КХЛ совсем другой стиль. За океаном играют в «бей-беги», а в России любят комбинационный хоккей. Мне самому интересно, как сыграю на больших площадках. Хочется себя показать. Чтобы «Атлант» в новом составе чаще радовал своих фанатов.

«НЕ ЧУВСТВУЮ ЗЛОСТИ К «БАРСАМ»

Чем предсезонка в России отличается от НХЛ?

— За океаном больше мат­чей. И плотный график.

 

В прошлом году мы толь­ко три дня потренировались в лагере с «Оттавой». И сра­зу пошли выставочные игры. Семь, бывает, даже девять. Проводятся в самых неожи­данных местах. Маленький городок, каток для юниорской команды — и туда приезжают два клуба НХЛ. Лига думает, как поднимать хоккей в дру­гих регионах.

 

Серия матчей проходит за две недели. Просматрива­ют много молодежи, которая бьется за место в основе.

 

В России более растяну­тый график. Есть время для тренировок, для работы с со­ставом.

 

Шесть лет назад вы вы­ступали в «Ак Барсе» во вре­мя локаута. Правда, что в НХЛ есть традиция — ставить деньги на свой бывший клуб?

— Да, верно. Если для игро­ка это — дело принципа, то он объявляет в раздевалке: «Ес­ли победим эту команду, то я внесу деньги в кассу». Сум­мы самые разные — 200, 300, 500 долларов. У всех же раз­ные зарплаты. Хотя бывают хоккеисты с маленькими кон­трактами, которые кидают на кон тысячи долларов. Зна­чит, у них большой зуб на ту команду.

 

Деньги идут в общий фонд. Но только в случае победы. На них проводятся вечеринки, благотворительные акции.

 

Сколько вы поставили бы на «Ак Барс»?

— Такими делами не увлека­юсь. Я ведь ветеран. Представ­ляете, на сколько команд мне нужно делать ставки?

 

Не чувствую злости к «бар­сам». У нас во время локаута сложилась хорошая команда. В чемпионате играли нормаль­но. Только плей-офф получился плохим. Ребята расставались тя­жело. Проиграли «Локомотиву» и разъехались за один день. Ме­ня все устраивало в Казани. От­личное было время.

 

С тех пор «Ак Барс» вам не предлагал контракт?

— Нет.

 

Как обжились в Подмо­сковье?

— Команда сняла квартиру. Вообще-то у меня есть жилье в центре Москвы. Но во вре­мя чемпионата тяжело мотать­ся по пробкам. Перед играми буду оставаться в Мытищах. Как я знаю, «Атлант» заезжает в гостиницу.

 

Уже купил машину — «Воль­во». В основном это для жены с детьми.

А вы?

— Я уже рассчитал, что на метро доберусь за час. Смо­трите — 10 минут до «Пуш­кинской», полчаса — до «Мед­ведкова», 15 минут — на такси до дворца.

 

Может, лучше вертолет ку­пить?

— Сразу куплю, когда не­бо откроют над Москвой. Вот в Нью-Йорке многие бизнес­мены летают, а у корпораций есть вертолетные площадки на крышах небоскребов.


Павел Лысенков, «Советский спорт»

Система Orphus

19.08.2011

Гендиректор «Атланта» Андрей Веревко