Пожелания и предложения
Хоккейный Клуб «Атлант» (Московская область)
Авторизация через соцсети

Слово профессионалам

Владимир Крутов. Самый заводной и несгибаемый

Истории о форварде знаменитой пятерки ЦСКА и сборной СССР 80-х

16.07.2010

Видимо, специально к 50-летию сотрудники Международной федерации хоккея (ИИХФ) включили Владимира Крутова в европейский Зал славы, штаб-квартира которого находится в Швейцарии, в Лозанне. Он стал последним из всей знаменитой первой пятерки ЦСКА и сборной СССР времен Виктора Тихонова, внесенным в этот почетный послужной список. Но вот чего уж точно нельзя сказать, что он был последним в этой пятерке. Скорее наоборот, первым, внутренним мотором, заводилой…

На фото: игроки сборной СССР по хоккею,
Сергей Макаров, Алексей Касатонов, Игорь Ларионов, Вячеслав Фетисов и Владимир Крутов.

 

ФУРШЕТ ВМЕСТО ДРУЗЕЙ

Торжества по поводу включения Владимира Крутова в Зал славы ИИХФ проходили по ходу майского чемпионата мира в Германии… Впрочем, собственно ничем сверхъестественным Фазель и его «крупные» хоккейные боссы, как всегда, не удивили…

– Да какие там торжества! – в кулуарной беседе сокрушался Крутов. – Так, пригласили будто бы на междусобойчик каких-то своих гостей, причем никого из нашей первой пятерки не было. Показали небольшой ролик про меня, минутки на полторы, и вручили статуэтку… И все… Только фуршет по окончании «чествования». Я-то думал, все будет куда пышнее. Но видно такова судьба чемпионов. Когда они в минутах славы – им некогда. А когда сходят – не до них…

О СПАРТАКОВСКОЙ УЛИЦЕ

Самое поразительное, что сейчас известный всей хоккейной общественности нападающий Владимир Крутов живет на… Спартаковской улице. Недавно отпраздновавший 50-летие именитый спортсмен, когда я ехал к нему на встречу, сказал мне свой адрес, не забыв добавить, что его дом напротив новой, буквально только отстроенной футбольной «Арены Химки». Признаться, я призадумался. Ну а будь на моем месте кто-нибудь из давних поклонников великолепной армейской команды и, в частности, крутовской пятерки (точнее, ларионовской, как ее называли в ту пору), он бы наверняка несказанно удивился. Как это, Крутов – ярый цээсковец, коренной воспитанник школы и в кои-то веки связал свою судьбу с непримиримым соперником?!

Как оказалось, все гораздо тривиальнее…

– Ну так цээсковской улицы-то еще не придумали, – с невозмутимым видом и присущими из хоккеистов лишь ему, Крутову, круглыми глазами, и, конечно же, добродушнейшей улыбкой, Владимир Евгеньевич и в этом диалоге вышел сухим из воды. Как и подобает победителю и чемпиону…

ОГОНЕК «ЛАГУНЫ»

Мы встретились в кафе «Лагуна» как раз напротив «Арены Химки». За время почти пятичасового разговора, в котором участвовал и мой коллега  Сергей Чуев, был выпит не один бокал лимонада. Нынешним летом в Москве стоит ну просто дикая жара, словно в прерии. И с Крутова, когда он рассказывал нам о своей богатейшей спортивной биографии, признаюсь вам, в особо острые моменты шел пот, словно он и не уходил с хоккейной коробки…

А знаете, мне ведь так и показалось, что Крутову надо было не уходить с площадки до сих пор. Почему-то уверен в том, что он и сейчас научил бы своим нестандартным трюкам и экстраточному скрытому пасу еще не одно поколение мальчишек. Да и нынешним мастерам КХЛ наверняка смог бы показать толику своего филигранного мастерства…

КАК ТИХОНОВ СНЯЛ С ИГРЫ

– А знаете, однажды Виктор Тихонов снял меня, – как кажется поначалу фразы, чуть ли не сокрушается Крутов. Хотя по улыбке понимаешь, что рассказывает с неприкрытым удовольствием. – Играли мы тогда с московским «Динамо», крайне принципиальным, а счет после первого периода был всего-то ничейным – 1:1. И снял меня только за то, что в концовке периода ошибся, и соперник сравнял счет…

Если бы Славка Фетисов с Касиком (Касатоновым) не подсуетились и не подошли к Тихонову, так бы и не доиграл матча. Говорят ему: «Виктор Васильевич, вы что делаете?! Крутов у нас – самый заводной и несгибаемый. Носится как лошадь. Мы «Динамо» без него не обыграем!»

Послушал их Тихонов, подходит в раздевалке ко мне. «Я, – говорит, – погорячился». Я в ответ: «Ну, Виктор Васильевич, что вы переживаете-то? Играть-то еще целых 40 минут, да счет-то какой? 1:1!

В итоге победили мы 4:1. После матча встречаемся с Тихоновым глазами. Говорю тренеру: «Ну что вы кричали-то, Виктор Васильевич?!»

– Да эмоции у меня, Володя, – открестился наш рулевой.

СКА ХОТЕЛ ПОЙТИ НА СГОВОР

– Была у нас еще одна прелюбопытная ситуация. Ленинградскому СКА ну кровь из носу нужны были два очка, чтобы не вылететь из высшей лиги в переходный турнир. Это была предпоследняя игра в сезоне. Приезжают они в «Лужники» на раскатку – самоуверенные такие. Того и гляди, нас как пить дать обыграют. Это нам передали свои разведчики, позвонили из Дворца спорта. Мы-то в те годы раскатку проводили в финском ангаре в ЦСКА на Ленинградском проспекте… К тому времени старый дворец ЦСКА уже снесли – у него в 1981-м то ли одна из держащих опор подкосилась и рухнула, то ли бетонная балка крыши…

Так вот, перед матчем нам в раздевалке установку дает Михайлов. Тихонов не мог при таких вещах присутствовать, а Борис Петрович как его помощник по долгу службы был обязан. Говорит, питерцы нам как младшие братья, армейцы все-таки. Замялся, но все-таки вымолвил, что эту игру мол, так и так, мы должны СКА отдать…

Ну а что мы, люди военные… И уже чемпионы Союза в очередной раз. Идем из раздевалки на лед. Смотрю, на правительственной трибуне в Лужниках – сплошь маршалы да генералы, приехали на СКА посмотреть. Тогда так было положено – хоккей был правительственным видом спорта.

Так вот, после разминки уходим с площадки. Идем мимо болельщиков. Большие ворота пока еще не отрыли, и мы по очереди шли под трибуны рядом с бортиком. И надо же такому случиться. Один защитник был в СКА, Боря Боков. И тут его кто-то из зрителей подначивает: «Ну что, Боря, сейчас пролетите, как фанера над Парижем?! Как сыграете-то?»

– Мы? – завелся Боря. – Да мы этот гребаный ЦСКА сейчас в одну калитку разнесем, как червяков растопчем… Шелупонь…

Бокову не повезло. Следом за ним шел Михайлов…

Заходит Борис Петрович в нашу раздевалку – хмурый. Туча в грозу и та светлее. Ни слова не проронил сперва. Ну а потом как разнесет: «Так! Играем сегодня в полную силу! Никакой отдачи очков!»

Ну прошел бы Боря Боков мимо этого болельщика, так и отдали бы мы им игру. Но вот ведь судьба распорядилась иначе. Проходит первый период – мы впереди 7:1. У всех генералов – фуражки набекрень. Они-то, видимо, думали, что мы игру отдадим. Ан, нет! Ну а что, мы сами что ли себе будем забивать? С какой стати? После таких-то слов? Ленинградцы и красную линию-то почти не переезжали. В итоге мы выиграли у СКА, по-моему, 8:3…

 В итоге Тихонов в раздевалку заходит – зеленый… Он же в тот вечер на трибунах в одной ложе с генералами сидел…

«ТРАКТОР» ОБЫГРАЛ НАС САМ

– Еще был случай в Челябинске. «Трактору» тоже два очка нужны позарез. Один их известный вратарь и два ветерана – защитник и нападающий – пришли к нам и предлагают сдать матч. Мол, мы в долгу не останемся… Фетисов и Касатонов – ко мне. Почему я все должен был решать? Последней инстанцией, что ли, меня назначили?!

Я, только узнав, встаю в позу: Как так, мы что, продажная команда?! Если мы – нормальная команда, то у нас должно быть уважение перед самими собой. Или наши защитники и вратари должны сами падать и открывать ворота? Совесть потом не проснется? Нет, ребята, если они хотят выигрывать – то пусть сами стараются.

И матч тот в Челябинске мы не отдали. Но проиграли – 2:3. Очень уж велико было желание победить у игроков «Трактора»…
 

ДЕБЮТ ПРОТИВ «КРЫЛЬЕВ» В 17 ЛЕТ

– Помните, когда вы дебютировали в ЦСКА?

– Конечно! В марте 1978 года в игре против «Крыльев Советов». Я тогда вышел в четвертом звене вместе с Поповым и Волчковым. Звеном мы выиграли 4:1, правда, я ничего не забил…

Тот матч показывали по телевидению. На следующий день я пришел в школу – на Кутузовском проспекте. Мне было только 17 лет, и я заканчивал 10-й класс. Поверьте, на меня ребята смотрели с таким уважением, будто бы я – национальный герой.
 

МАЛАЯ РОДИНА

– А родились вы…

– На улице Чайковского, на Арбате. Неподалеку от моего дома – посольство США. Это и есть моя малая историческая родина. Я, отец, дед и мы с моим старшим братом Сашкой жили в одной комнате. Там, во дворах, и начиналась моя спортивная карьера. Соседка как-то подарила мне «гаги» размеров на пять больше. И я в четыре года уже щеголял на них по льду…

Ну а чуть позднее, когда мне было лет девять, мы переехали на Кутузовский. Жили возле стадиона «Метеор», где я играл летом в футбол, а зимой в хоккей – и с шайбой, и с мячом.

Сашка старше меня на три года, и его сразу же записали в секцию, играть за ребят 1957 года рождения. Ну а тренером в «Метеоре» был Владимир Николаевич Голубев. В свое время он на серьезном уровне играл в футбол за «Динамо». И как-то раз в матче против «Торпедо» во главе со Стрельцовым ему нанесли тяжелую травму. Он мне показывал шов – по всей ноге. Ему шипом на ногу наступили, а ведь они в то время были металлическими.

Голубев и стал моим крестным отцом, первым тренером. Пока Сашка тренировался на коробке, я рассекал на коньках на огромном льду залитого футбольного стадиона. Увидел он меня, подходит и говорит: «Завтра приходи на тренировку!» А мне всего-то лет десять, не больше. Вот, думаю, счастье-то привалило!

Первый сезон отыграл в команде с братом. В прямых щитках из картона, даже без чашечек. Играли по второй группе на первенство Москвы – против «Мясокомбината», Салюта», «Красного Октября», «Авангарда» и других. На следующий год меня перевели в команду на год моложе, и я выступал за «Метеор» 1958-го года.

В таких вот баталиях меня и заприметил покойный ныне великий детский тренер Юрий Александрович Чабарин. В ту пору наставники из школы ЦСКА ездили и просматривали способных ребят. И, признаться, тогда было из чего выбирать. Брату Сашке передали записку: «Тренировка в ЦСКА тогда-то. Начало во столько-то…»

Я в ответ на семейном совете – «Не поеду!» Как раз мне только-только новые коньки в «Метеоре» выдали. Из свиной кожи, сапожками. Тяжелые, правда, они были. Килограммов пять, наверное.

Юрий Александрович в ЦСКА тренировал 1958-й год и поначалу подумал, что я тоже 1958-го. Под его началом играли Слава Фетисов, Иван Авдеев. Это потом они уже разобрались, что я 1960-го, который тренировал Валерий Павлович Стельмахов.

Мать же настаивала: «Поехали в ЦСКА!» В итоге ее слово и оказалось решающим…
 

ГОРОДОШНЫХ ДЕЛ МАСТЕР

– А у меня-то на «Метеоре» и футбол, и два хоккея – с мячом и шайбой, и городки еще! – вспоминает Владимир Крутов. – Что вы?! У меня свои биты были, кернер личный и даже ключ от раздевалки городошной!

Как-то раз совпали полуфинал городошного первенства Москвы и футбольный матч. Я искренне городки любил. Вспоминаю до сих пор, как песочек разглаживали на площадке до микронов, как бережно хранили новые городки, остававшиеся от соревнований. И отказать ребятам не мог. Говорю отцу: «Я в футбол играть сегодня не буду!» Отец мне на это: «Что? Я тебе покажу городки! Ну-ка марш на футбол!» Мы должны были становиться чемпионами Москвы. Но отца ослушаться нельзя. Городошники, помню, сильно на меня обиделись. Я же летом стал играть только в футбол…
 

СТРАСТЬ К РУССКОМУ ХОККЕЮ

Ну а зимой любил и хоккей с мячом! Я же на скорости, на финтах играл. Что там этих защитников не обкатить, которые задом еле катят! Вот только ну никак не научился бить по этому мячу так, чтобы он верхом летел. Ну и все равно по пять за игру забивал.

Вот после одного из таких матчей и случился казус. Нет, чтобы мне переодеться и уйти тихо задворками. Так я на переднем плане. Ну а тренер из команды соперников меня узнал и заявляет: «У вас подстава!»

К тому времени ведь я уже в ЦСКА тренировался. На что наши метеоровцы ему отвечают: «Так Крутов же там шайбу гоняет, а не в мяч!»

Команда, игравшая против нас, была одним из лидеров. Мы выиграли – 7:2, но нам в итоге засчитали поражение…
 

ТРЕКЛЯТЫЙ «МЯСОКОМБИНАТ»

И в хоккее то же самое было. Играли с «Мясокомбинатом». Тоже сильная команда, и меня опять-таки просили выручить. Я вышел за «Метеор» 1959-го. Забросил четыре, еще одну положил почти на ленточку, а мой партнер добавил. Победили – 5:2. Нам же после игры: «А ну-ка покажите заявку!»…

Ну, думаю, началось. Так наши быстро сориентировались. Спрятали меня в какую-то будку. Там был такой Пал Палыч. Снял с меня коньки, форму и говорит: «Сиди смирно! Мы сейчас тебе чайку, бутербродиков организуем. Ты только жуй, да попивай!»

Так и пришлось играть в молчанку. Зато хоть наелся вдоволь…
 

НЕ ДАЛИ ОТКРЕПИТЕЛЬНОГО…

Ну, а чтобы окончательно перейти в ЦСКА, требовалось открепительное письмо от «Метеора». Так Голубев ну никак не хотел меня отпускать. Наотрез отказывался! «Ты, говорит, у меня такой один!»

Я ведь не только во всех видах спорта играл, да еще в 12 лет судил матчи среди цеховых коллективов и по хоккею, и по футболу. А ведь они-то, мужики, поддадут еще перед матчем, да бьются не на шутку! Так что все там было всерьез. И судье крепкое словцо доставалось.

Я-то в душе радовался. До ЦСКА нужно было еще минут 35–40 пилить. Сперва – на электричке от «Филей» до «Беговой», а дальше на трамвае до Ленинградского проспекта.

Но судьба распорядилась-таки в пользу ЦСКА. Голубев все-таки вызвал меня и позже и говорит: «Иди-ка ты, Вовка, в свою армию! Ну что ты у меня до мужиков доиграешь, а дальше куда? Перспектив в спорте нет. Сопьешься разве что с этими цеховиками…»
 

ДО ВОСЬМОГО КЛАССА – БЕЗ ТРОЕК

– Ну а в школе вы как учились? Удавалось ли совмещать с занятиями спортом?

– Вплоть до восьмого класса – без троек. Ну а потом уж весь был в спорте, куда там! Помню, как сочинение писал на выпускном экзамене. Сижу, пишу… В приемной комиссии – завуч. Ну а я до того пригласил ее мужа, заядлого хоккейного болельщика, на товарищеский матч с канадцами, в котором сам за ЦСКА выступал. По знакомству купил у девчонок в кассе десять билетов и два из них ей передал.

Так я подхожу к завучу со своей писаниной и говорю: «Не надо мне ничего, только троечку поставьте…» Она мне в ответ: «С ума сошел, Крутов? И ты шесть часов здесь ради троечки сидел?»

Я вышел в коридор, спустился на первый этаж. Она прибегает и в ужасе: «Быстро ко мне! Давай-ка, братец, все исправляй». Оказалось, что у меня только на первой странице тринадцать ошибок…

Зато на экзамене по истории мне пришлось тяжко. Мы на уроках в картишки играли, и историчка пообещала вызвать родителей в школу. На консультации я поступил некорректно, прикрывшись своим ангелом-хранителем. Мол, зачем вы про родителей? Завуч запретила их вызывать! В ответ она мне пригрозила: «На экзамене у меня поплачешь!»

Достался мне билет про 7-й съезд РСДРП. Ну, думаю, не отвечу. Завуч ко мне рядом подсела и говорит: «Ты что, хочешь, чтобы меня посадили? Ну-ка все зачеркивай» И начинает мне шептать…

Я вышел, ответил блестяще и на первый, и на второй вопрос. Ну а историчка мне начинает дополнительные вопросы задавать: «Скажите, в каком году произошла Парижская коммуна»? Так завуч тут и говорит: «Крутов на все вопросы ответил. Свободен!»

– Канадцев-то вы хотя бы победили?

– 5:1 выигрывали, а в итоге – 5:6 попали! Наверное, мужу завуча нужно было бы еще билеты доставать. Но школу я окончил, и понесли вдаль мои хоккейные университеты…

 Геннадий НАБАТОВ

Система Orphus

19.06.2010

Олимпийский чемпион Владимир Мышкин: «С Высоцким не путали»